19:58 

Ахахахааа, нашла, откуда "ахэнн"!!!

hathor-of-egypt
Heavenly Cow
Вопрос все не давал мне покоя, учитывая, что Ниенну я не читала! ^__^
Нашла! Прэлэстный, ВАСХИТИТЕЛЬНЫЙ Афиглион Нолдо! "По ту сторону сюжета":
не могу не цитатнуть Избранное! Ежик в мазуте, ахахахахаааа! :lol::lol::lol::lol::lol:

В Ангамандо свои… менестрели. Как затянут Ниенну, да с лажей!».
«Ох! – Нэндила передернуло. – Слыхал…Униформа у них еще: плащ из подкладки с серебряной тесьмой. Глаза грустные. Моргот их как заградотряды использует».
«Хуже их менестрелиц только их ах’энн. – наставительно изрек Финрод, - это не язык, а настоящая ловушка для эльфов. Говорить на нем ухитряется только тот, кто перенял образ мыслей Врага.

В наследство от «черных» осталось два ксивника, по «Черной Книге Арды» в каждом. Повествования повторяли друг друга. Только места в одной книжке набраные курсивом, в другой были выделены жирным шрифтом.
«Они одинаковы!» – заключил наконец Берен. «Смотри внимательно! – Эдрахиль указал на обложку, – Видишь, вот тут написано: Васильева, а на другой – Некрасова… Неизвестно еще, которая хуже».

Берен был занят тем, что надраивал бронзовые бляхи антикварного доспеха и препирался с Даэйрет. Девушка неосмотрительно порекомендовала Берену украсить доспех парой-тройкой мисок: их и полировать не надо. «Миски плохо блестят, - оскалил зубы Берен. - А я как и всякая леди (В языках элдар отсутствуют эквиваленты слова, использованного Б.Белгарионом, так что переводчик позволил себе заменить его антонимом – примеч. Афиглиона Нолдо), люблю дешевые штучки. Даэйрет обиделась: «Ты знаешь хотя бы одно приличное слово? Или в вашем дикарском языке таких вовсе нет?» Берен удивленно приподнял брови: «А как это ремесло зовется по-вашему? Путь Продающейся и Ласкающейся? Или как-то еще?» Объяснять Берену, что на Севере отсутствуют некоторые типичные для беорингов социальные институты, было бессмысленно.

Чтобы убедиться в честности Гили, Маэдрос решил испытать его с помощью осанвэ. Не тут-то было! Из рассказов Берена Гили твердо знал, что нормальные мужики учатся осанвэ с красивой женщиной, а не с эльфийским лордом. Мальчик сопротивлялся как мог.

В Каргонд согнали гостей. На утро была назначена показательная чистка в рядах северян: открытый процесс и казнь гея-педофила-садиста-предателя Кайриста. Само это собрание добродетелей не ведало пока, какие тучи сгущаются над его головой, и преспокойно пировало. В Аст Ахэ не осуждали (хоть и не поощряли) любовные отношения между мужчинами (темные непросвещенные воины Аст Ахэ вообще плохо представляли себе подобные отношения), но Фрекарт все в своей жизни делал по-скотски. Накануне очередной его Ганимед повесился в конюшне, и это переполнило чашу терпения окружающих. «Завтра Мар-Фрекарта поднимут с постели стражники, завтра будет суд и быстрая, справедливая казнь. А сегодняшний пир можно считать прощальным ужином» – думал Илльо (рыцарь Аст Ахэ был, в сущности, добрым малым, любившим делать людям приятное)..В дверь постучали: в замок явился Гили. Берен, само собой, юношу не узнал, отметил лишь оленьи глаза, роскошные вихры цвета старой меди и стройную фигуру. Горец терялся в догадках: «Кто же он? Кто? Почему он снится Берену по ночам, проти-и-ивный?»

Через дырочку во лбу в нее незамедлительно вселился Моргот. «Я! Самый большой и страшный! Самый крутой и сильный! НИКТО! НИКОГДА! НЕ ПОХВАЛИТСЯ! ТЕМ! ЧТО ВЗЯЛ! НАЛО МНОЙ! ВЕРХ!» - орал он, словно разгневанный пуберт, покуда Берен не зарубил Этиль (Горец предпочитал радикальные методы экзорцизма).

Финрод, сидя в подвале, пытался вообразить форму боли. Он изваял бы ее из обсидиана: изломанное взорванное изнутри нечто, сплошные острые грани, иглы и лезвия – и переход в тяжкое, тягучее, тяжелое, черное, - боль походила на ежика в мазуте. Такое и раньше случалось с Фелагундом. Любил он, задумавшись, рисовать стилом каракули, от которых в ужасе разбегались придворные психоаналитики.

Корона теперь была на голове Валы, огромной как котел, но сияние Камней не освещало его лица – так круто выступал вперед широкий лоб. Сама по себе кожа Моргота была темна, но там, где лучи падали на нее, светилась мрачным лиловым светом. «Кинг-Конг жив» – понял Берен, с трудом отводя взгляд от слабо фосфоресцирующей гориллы.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Дом Гора

главная